Максимка Четверг, 20.07.2017, 23:39
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню
Главная страница
ЖКХ. Поселка.
Музыка
Информация о сайте
Скачать
Каталог статей
Уроки фотографии
Форум
Фотоальбомы
Видео
Гостевая книга
Обратная связь
Доска объявлений
FAQ (вопрос/ответ)
История
М. Горький. Произведения
Каталог сайтов
Фотоальбом



Форма входа
Логин:
Пароль:
На форуме
  • Замена электросчетчиков. За чей счет? (0)

  • Железнодорожный юмор. (118)

  • Юмор (440)

  • Заходим, болтаем... (8)

  • Интересные картинки. (38)

  • Видео (15)

  • Фото школа №15 Волгоград. (Бывшая 1-первая школа). (14)

  • Помогите (0)

  • Объявления
    Главная » Статьи » История

    Сталинград, с.Алексеевка, концлагерь "ДУЛАГ 205"





    Сталинград, с.Алексеевка, концлагерь "ДУЛАГ 205"



    Возле села Алексеевка, среди степи, и сегодня кое-где видны еще не зарубцевавшиеся шрамы минувшей войны. 
    На этой земле осенью и зимой 1942/43 г., огородив часть степного пространства, немецкие оккупанты гноили за двумя рядами колючей проволоки советских военнопленных и мирных граждан. Прошло уже полвека, но тот, кто хотя бы день пробыл там, и ныне без содрогания не сможет вспоминать кошмарные картины лагерных будней.

    Раненые, которые попадали сюда, сгнивали заживо. Тем чудовищнее выглядит садизм, с которым немецкие изверги измывались над пленными. Глумление над человеком доставляло им наслаждение. Весь режим лагеря был рассчитан на систематическое истребление военнопленных и мирных советских граждан. Ежедневно в 5 часов 30 минут фашисты выгоняли пленных на рытье окопов и блиндажей, сбор травы из-под снега для лошадей, рытье могил. Всякого, кто отставал от строя или в изнеможении падал, охрана избивала палками и расстреливала. Жестокость фашистских извергов не знала предела. Пленных десятками убивали по малейшему поводу. 
    Солдата Ивана Серкина, например, фашисты расстреляли за, «грубость при обращении к немцу». 12 января 1943 г . десять человек было расстреляно за «беспорядки в строю». А один из пленных был убит прикладом за то, что во время раздачи пищи попросил налить побольше похлебки.

    Особенно свирепствовал в лагере штаб-вахмистр Блюмшток из роты охраны. Мастер по части издевательств над пленными, он для «забавы» стрелял в толпу безоружных людей, целясь при этом в живот, и с удовольствием наблюдал, как в судорогах умирали раненые. И, коверкая русскую речь, цинично разглагольствовал: «Если русские когда-нибудь придут в лагерь, они не найдут здесь ни одного живого пленного!»

    Для сохранения «порядка» в лагере немецкие офицеры держали специальных собак, которыми со скуки травили пленных, с хохотом наблюдали за зрелищем. Но и этого им было мало. Однажды фашистские изверги выволокли из одной норы старшину-еврея и стали избивать его прикладами, заставляя прыгать и квакать по-лягушачьи в луже нечистот, выливавшихся из переполненных уборных. Затем садисты расстреляли свою жертву... 
    И вот в этих условиях люди продолжали верить в скорое освобождение, находили в себе силы совершать побеги из этого чудовищного ада. 
    По имеющимся сведениям, в декабре 1942 г . в лагере действовала группа советских офицеров, которая готовила побеги пленных. Не всегда попытки вырваться из плена оканчивались успехом, фашисты понимали, что каждый бежавший — это потенциальный партизан, и поэтому применяли против них самые жестокие меры. 
    В декабре 1942 г . после одного из побегов гитлеровцы выстроили узников в колонну, вывели из нее весь командный состав и тут же каждого десятого офицера расстреляли на глазах у остальных. 
    В январе 1943 г . охране лагеря удалось раскрыть еще один готовящийся побег пленных. В качестве организаторов его были схвачены два советских офицера капитан и лейтенант (имена их остались неизвестными). Перед тем как расправиться с ними, фашистский прислужник Вильгельм Вист, переводчик, держа в руке отобранные у офицеров ордена Ленина и боевого Красного Знамени, истошно прокричал: «Советская власть дала вам эти награды, а мы плюем на них!» и, бросив ордена на землю, искромсал их прикладом автомата. 

    Жестоко расправлялись фашисты и с мирными жителями, укрывавшими русских солдат. Однажды они расстреляли в селе Алексеевка целую семью двух стариков, женщину и ее маленькую дочь, которые прятали в своем доме трех бежавших из лагеря военнопленных... 

    Гитлеровцы превратили Алексеевский лагерь в место чудовищных пыток и издевательств над красноармейцами. Уроженка села Алексеевка Анна Федоровна Дроздова свидетельствует: «Мне приходилось часто бывать в лагере. Нас, женщин, пригоняли сюда стирать белье. Когда пришли наши войска, меня и еще нескольких хуторян пригласили в лагерь лично убедиться в тех зверствах, которые творились над пленными. Нами было обнаружено несколько тысяч трупов замученных, среди них со следами явных издевательств с изрубленными головами, отрезанными конечностями. Помню, у пяти человек на груди были вырезаны звезды.

    Три землянки были сожжены вместе с находившимися там людьми...» 
    Около четырех тысяч замученных в лагере жертв таков был итог преступной деятельности фашистских извергов, многие из которых, не дожидаясь часа возмездия, бежали в город и постарались раствориться в общей массе солдат и офицеров.

    Но известны имена главных преступников, на чьей совести жизни сотен и тысяч замученных русских пленных. Это обер-лейтенант Мазантин, оберцалмейстер Либазах, обер-цалмейстер Реберх, начальник охраны лагеря капитан Фриштер, майор Яух.

    Алексеевский лагерь — это лишь одна страница в страшной книге злодеяний нацистских преступников. Ради будущего новой Германии, ради спокойствия простых людей всего мира следует помнить о неисчислимых жертвах, которые понесло человечество по вине фашистских вандалов. 

    Осенью 2007 года на месте захоронения погибших в концлагере прихожанами православного прихода Равноапостольной княгини Ольги был установлен поклонный крест.9 мая 2007 года был отслужен молебен об убиенных и замученных советских войнах в концлагере № 205..

    ИВАН СЕРКИН

    " ...На территории лагеря и близ него были обнаружены тысячи трупов военнопленных красноармейцев и командиров, умерших от истощения и холода, а также освобождено несколько сот истерзанных, истощенных от голода и до крайности измученных быв. военнослужащих Красной Армии.

    В связи с этим Главным управлением "Смерш” было произведено расследование, в процессе которого выявлено, что немецкие офицеры и солдаты, выполняя установки германского военного командования, относились к военнопленным издевательски, зверски истребляли их путем массовых избиений и расстрелов, создавали невыносимые условия содержания в лагере и морили голодом......

    Показаниями Куновского, Лянгхельда и Медера установлено, что существовало прямое указание высшего командования германской армии об истреблении советских военнопленных — офицеров и рядовых, как людей "неполноценных”.

    Так, бывший офицер контрразведки при лагере капитан Лянгхельд на допросе 1 сентября 1943 года показал:

    "Немецкое командование рассматривало русских военнопленных, как рабочий скот, необходимый для выполнения различных работ.

    Русских военнопленных, содержавшихся в Алексеевском лагере "Дулаг-205”, как и в других немецких лагерях военнопленных, кормили впроголодь лишь для того, чтобы они могли на нас работать.

    ...Зверства, которые мы чинили над военнопленными, были направлены на истребление их, как лишних людей.

    Кроме того, я должен сказать, что в своем поведении с русскими военнопленными мы исходили из особого отношения ко всем русским людям, существовавшего в немецкой армии.

    В германской армии по отношению к русским существовало убеждение, являющееся для нас законом: "Русские — неполноценный народ, варвары, у которых нет никакой культуры. Немцы призваны установить новый порядок в России”. Это убеждение было привито нам германским правительством.

    Мы знали также, что русских людей много и их необходимо уничтожить как можно больше, с тем чтобы предотвратить возможность проявления какого-либо сопротивления немцам после установления нового порядка в России.

    ...Издевательства над русскими военнопленными чинились как солдатами, так и офицерами германской армии, имевшими какое-либо отношение к военнопленным”.

    Этим объясняется, что в Алексеевском лагере, рассчитанном на 1200 человек, было заключено до 4000 советских военнопленных, размещенных в невероятной тесноте и в жутких антисанитарных условиях.

    Как показали немецкие офицеры Керперт, Куновский, Лянгхельд и Медер, советские военнопленные, находясь в "Дулаге-205”, кормились впроголодь, а с начала декабря 1942 года командование 6 германской армии, в лице начальника штаба генерал-лейтенанта Шмидта, совершенно прекратило снабжение лагеря продовольствием, вследствие чего среди военнопленных возникла массовая смертность на почве голода.

    С 5 декабря 1942 года смертность среди военнопленных от голода достигала 50-60 человек в день, и к моменту освобождения лагеря войсками Красной армии погибло около 3000 человек.

    Бывший обер-квартирмейстер 6 германской армии подполковник Куновский на допросе 25-26 августа 1943 года показал:

    "...Я лично, так же как и начальник штаба 6 германской армии генерал-лейтенант Шмидт, как и другие германские офицеры, относился к советским военнопленным, как к людям неполноценным.

    Когда военнопленные, будучи измучены голодом, потеряли для нас ценность, как рабочая сила, по моему мнению ничего не мешало нам расстрелять их. Правда, военнопленные расстреляны не были, но они были уморены голодом. Цель была достигнута.

    Свыше 3000 человек, которые могли в связи с разгромом 6 германской армии выйти на свободу — нами истреблены.

    Я думаю, что и те немногие военнопленные, что остались живы, никогда не смогут восстановить своего здоровья и останутся калеками на всю жизнь”.

    Бывший комендант лагеря Керперт на допросе от 23 июля с. г. показал:

    "...Военнопленные были размещены в невероятной тесноте. Они лишены были совершенно возможности лежать и спали сидя...

    ...С 5 декабря 1942 года среди военнопленных начался настоящий голод, на почве чего среди них наступила большая смертность.

    С 10 декабря ежедневно умирало около 50 человек.

    Трупы военнопленных, умерших за ночь, ежедневно утром выбрасывались из землянок, увозились за пределы лагеря и закапывались”.

    Это же подтверждает обер-лейтенант Медер, который также заявил, что о создавшемся положении в лагере он неоднократно докладывал обер-квартирмейстеру 6 германской армии Куновскому, который однако никаких мер к снабжению питанием лагеря не принимал и однажды сказал Медеру, что пленных необходимо перестрелять.

    Медер на допросе 27августа 1943года показал: "...Полковник Керперт ни разу не поехал в штаб армии для того, чтобы лично потребовать продовольствие для военнопленных, а писал лишь докладные записки о голоде и смертности в лагере. Эти записки он через меня и других сотрудников лагеря посылал в штаб Куновскому.

    ...5 или 6 декабря 1942 года, во время одного из докладов Куновскому, я спросил его, не следует ли мне поговорить о положении в лагере с начальником штаба армии. На это Куновский мне ответил, что начальник штаба отсутствует и вообще непосредственное обращение излишне, так как он сам докладывает командованию.

    На мой категорический вопрос: "Что же нам прикажете делать через два дня, когда у военнопленных не будет ни одного грамма питания?”, — Куновский пожал плечами и сказал: "Придется тогда военнопленных перестрелять”.

    Тогда в лагере было еще около 4000 военнопленных”.

    Продолжая свои показания, Куновский по этому вопросу заявил, что о состоянии в лагере он информировал начальника штаба 6 германской армии генерал-лейтенанта Шмидта, но вместе с тем они никаких мер для облегчения участи военнопленных не предпринимали.

    Кроме того, Керперт, Лянгхельд и Медер показали, что германские офицеры и солдаты избивали советских военнопленных за незначительные проступки, за вялость в работе, а также и без всяких провинностей.

    Военнопленных, доведенных голодом до сумасшествия, во время раздачи пищи, приготовленной из разной падали, травили собаками для водворения "порядка”.

    Лянгхельд рассказал, что, производя допросы военнопленных, он сам, его фельдфебель и переводчик, в целях получения у них военно-разведывательных данных, избивали русских военнопленных. Также систематически избивала военнопленных охрана лагеря — солдаты и офицеры.

    Лянгхельд признался, что он провоцировал через свою агентуру попытки к бегству военнопленных, в результате чего они были расстреляны.


    Подобная практика насилий, издевательств, убийств и провокаций широко применялась не только в Алексеевском лагере, но также, как это известно Куновскому, Лянгхельду и Медеру, — и в других лагерях военнопленных.


    Лянгхельд показал:

    "Обыкновенно я избивал военнопленных палками диаметром 4-5 см, но это было не только в Алексеевке.

    Я работал в других лагерях военнопленных: в Дарнице близ Киева, Дергачах близ Харькова, в Полтаве и в Россоши.

    Во всех этих лагерях практиковалось избиение военнопленных. Избиение военнопленных являлось обычным в германской армии..........

    Показаниями Куновского, Лянгхельда и Медера установлено, что существовало прямое указание высшего командования германской армии об истреблении советских военнопленных — офицеров и рядовых, как людей "неполноценных”.

    Так, бывший офицер контрразведки при лагере капитан Лянгхельд на допросе 1 сентября 1943 года показал:

    "Немецкое командование рассматривало русских военнопленных, как рабочий скот, необходимый для выполнения различных работ.

    Русских военнопленных, содержавшихся в Алексеевском лагере "Дулаг-205”, как и в других немецких лагерях военнопленных, кормили впроголодь лишь для того, чтобы они могли на нас работать.

    ...Зверства, которые мы чинили над военнопленными, были направлены на истребление их, как лишних людей.

    Кроме того, я должен сказать, что в своем поведении с русскими военнопленными мы исходили из особого отношения ко всем русским людям, существовавшего в немецкой армии.

    В германской армии по отношению к русским существовало убеждение, являющееся для нас законом: "Русские — неполноценный народ, варвары, у которых нет никакой культуры. Немцы призваны установить новый порядок в России”. Это убеждение было привито нам германским правительством.

    Мы знали также, что русских людей много и их необходимо уничтожить как можно больше, с тем чтобы предотвратить возможность проявления какого-либо сопротивления немцам после установления нового порядка в России.

    ...Издевательства над русскими военнопленными чинились как солдатами, так и офицерами германской армии, имевшими какое-либо отношение к военнопленным”.

    Этим объясняется, что в Алексеевском лагере, рассчитанном на 1200 человек, было заключено до 4000 советских военнопленных, размещенных в невероятной тесноте и в жутких антисанитарных условиях.

    Как показали немецкие офицеры Керперт, Куновский, Лянгхельд и Медер, советские военнопленные, находясь в "Дулаге-205”, кормились впроголодь, а с начала декабря 1942 года командование 6 германской армии, в лице начальника штаба генерал-лейтенанта Шмидта, совершенно прекратило снабжение лагеря продовольствием, вследствие чего среди военнопленных возникла массовая смертность на почве голода.

    С 5 декабря 1942 года смертность среди военнопленных от голода достигала 50-60 человек в день, и к моменту освобождения лагеря войсками Красной армии погибло около 3000 человек.

    Бывший обер-квартирмейстер 6 германской армии подполковник Куновский на допросе 25-26 августа 1943 года показал:

    "...Я лично, так же как и начальник штаба 6 германской армии генерал-лейтенант Шмидт, как и другие германские офицеры, относился к советским военнопленным, как к людям неполноценным.

    Когда военнопленные, будучи измучены голодом, потеряли для нас ценность, как рабочая сила, по моему мнению ничего не мешало нам расстрелять их. Правда, военнопленные расстреляны не были, но они были уморены голодом. Цель была достигнута.

    Свыше 3000 человек, которые могли в связи с разгромом 6 германской армии выйти на свободу — нами истреблены.

    Я думаю, что и те немногие военнопленные, что остались живы, никогда не смогут восстановить своего здоровья и останутся калеками на всю жизнь”.

    Бывший комендант лагеря Керперт на допросе от 23 июля с. г. показал:

    "...Военнопленные были размещены в невероятной тесноте. Они лишены были совершенно возможности лежать и спали сидя...

    ...С 5 декабря 1942 года среди военнопленных начался настоящий голод, на почве чего среди них наступила большая смертность.

    С 10 декабря ежедневно умирало около 50 человек.

    Трупы военнопленных, умерших за ночь, ежедневно утром выбрасывались из землянок, увозились за пределы лагеря и закапывались”.

    Это же подтверждает обер-лейтенант Медер, который также заявил, что о создавшемся положении в лагере он неоднократно докладывал обер-квартирмейстеру 6 германской армии Куновскому, который однако никаких мер к снабжению питанием лагеря не принимал и однажды сказал Медеру, что пленных необходимо перестрелять.

    Медер на допросе 27августа 1943года показал: "...Полковник Керперт ни разу не поехал в штаб армии для того, чтобы лично потребовать продовольствие для военнопленных, а писал лишь докладные записки о голоде и смертности в лагере. Эти записки он через меня и других сотрудников лагеря посылал в штаб Куновскому.

    ...5 или 6 декабря 1942 года, во время одного из докладов Куновскому, я спросил его, не следует ли мне поговорить о положении в лагере с начальником штаба армии. На это Куновский мне ответил, что начальник штаба отсутствует и вообще непосредственное обращение излишне, так как он сам докладывает командованию.

    На мой категорический вопрос: "Что же нам прикажете делать через два дня, когда у военнопленных не будет ни одного грамма питания?”, — Куновский пожал плечами и сказал: "Придется тогда военнопленных перестрелять”.

    Тогда в лагере было еще около 4000 военнопленных”.

    Продолжая свои показания, Куновский по этому вопросу заявил, что о состоянии в лагере он информировал начальника штаба 6 германской армии генерал-лейтенанта Шмидта, но вместе с тем они никаких мер для облегчения участи военнопленных не предпринимали.

    Кроме того, Керперт, Лянгхельд и Медер показали, что германские офицеры и солдаты избивали советских военнопленных за незначительные проступки, за вялость в работе, а также и без всяких провинностей.

    Военнопленных, доведенных голодом до сумасшествия, во время раздачи пищи, приготовленной из разной падали, травили собаками для водворения "порядка”.

    Лянгхельд рассказал, что, производя допросы военнопленных, он сам, его фельдфебель и переводчик, в целях получения у них военно-разведывательных данных, избивали русских военнопленных. Также систематически избивала военнопленных охрана лагеря — солдаты и офицеры.

    Лянгхельд признался, что он провоцировал через свою агентуру попытки к бегству военнопленных, в результате чего они были расстреляны.


    Подобная практика насилий, издевательств, убийств и провокаций широко применялась не только в Алексеевском лагере, но также, как это известно Куновскому, Лянгхельду и Медеру, — и в других лагерях военнопленных.


    Лянгхельд показал:

    "Обыкновенно я избивал военнопленных палками диаметром 4-5 см, но это было не только в Алексеевке.

    Я работал в других лагерях военнопленных: в Дарнице близ Киева, Дергачах близ Харькова, в Полтаве и в Россоши.

    Во всех этих лагерях практиковалось избиение военнопленных. Избиение военнопленных являлось обычным в германской армии.

    ...В Полтавском лагере, германские солдаты из числа охраны стреляли из мелкокалиберных винтовок в военнопленных за то, что они мочились не в том месте, где это было предусмотрено”.

    О зверском обращении к военнопленным со стороны германских властей Куновский показал:

    "Весной 1942 года в Харькове, в лагерях военнопленных свирепствовал сыпной тиф. Карантинные меры обеспечены не были, и в этих лагерях возникла высокая смертность. Об этом мне докладывали врачи.

    ...Советские военнопленные работали на восстановлении железнодорожной станции Чир. По сообщению командира батальона, руководившего этими работами, среди военнопленных, вследствие истощения, возникли болезни и высокая смертность.

    Бесчеловечно и преступно германские военные власти относились также и к мирному населению оккупированных областей. Так, например, в июне 1942 года из Харькова на работу в Германию направлялись мобилизованные рабочие. Транспортировка этих рабочих производилась в жутких условиях.

    Питание было исключительно плохое, а в вагонах отсутствовала даже солома, чтобы рабочие во время длительного пути могли прилечь”.


    Адъютант коменданта лагеря "Дулаг-205” Медер, будучи допрошен, показал:

    "...До мобилизации в армию я проживал в г. Бурге, куда для сельскохозяйственных работ привозили русских военнопленных. Эти военнопленные были крайне истощены и измучены.

    Судя по тому, что русские солдаты, которых мне впоследствии приходилось видеть, выглядели упитанными и здоровыми, я полагаю, что военнопленные, прибывавшие к нам в Бург, в лагерях и во время транспортировки питались исключительно плохо.

    ...В Алексеевке, в "Дулаге-205”, где я служил, было несколько злых собак. Собаки использовались для наведения порядка среди военнопленных. Во время раздачи пищи (когда еще работали кухни) военнопленные выстраивались в очередь, чтобы получить немного похлебки.

    Иногда голодные люди (некоторые из них от голода доходили до сумасшествия) нарушали очередь, тогда собаководы натравливали на них собак”. 


    В процессе следствия по делу Керперта, Куновского,Лянгхельда и Медера, в Сталинградском спецлагере были установлены и допрошены бывшие военнослужащие Красной Армии — Крупаченко К.С., Писановский К.К., Касинов И.Д., Кучеряев С.М. и Алексеев А.А., которые длительный период времени, находясь в плену у немцев, coдержались в "Дулаге-205”. 

    Указанные лица показали о массовой смертности среди военнопленных от голода и зверского обращения к русским военнопленным со стороны германского командования.

    Так, быв. военнослужащий Красной Армии Алексеев А.А. на допросе 10 августа 1943 года показал:

    "...В лагере была большая смертность, причиной этому было следующее: военнопленным за все время моего пребывания в лагере вовсе не выдавалось хлеба, воды... Вместо воды выгребали грязный окровавленный снег в зоне лагеря, после чего были массовые заболевания военнопленных.

    Медицинская помощь отсутствовала. Я лично имел 4 раны и несмотря на мои неоднократные просьбы — помощь оказана не была, раны гноились.

    Немецкие часовые стреляли в военнопленных без предупреждения. Я лично сам видел, как один военнопленный, фамилию его не знаю, во время раздачи пищи, пытался ножом отрезать клочок лошадиной шкуры — был замечен часовым, который в упор выстрелил в военнопленного и застрелил его. Таких случаев было много.

    Спали на земле в грязи, от холода согреться абсолютно не было места. Валенки и теплую одежду у военнопленных отбирали, взамен давали рваную обувь и одежду, снятую с убитых и умерших...

    Многие из военнопленных, не перенеся ужасов обстановки лагеря, сошли с ума.

    Умирало в день по 150 человек, а в первых числах января 1943 года в один день умерло 216 человек, о чем я узнал от работников санчасти лагеря.

    Немецкое командование лагеря травило собаками — овчарками военнопленных. Собаки сбивали с ног ослабевших военнопленных и таскали их по снегу, а немцы стояли и над ними смеялись.

    В лагере практиковались публичные расстрелы военнопленных...”

    Быв. военнослужащий Красной Армии Касинов И.Д. на допросе 23 июля 1943 года показал:

    "...В лагере военнопленных за малейшие нарушения: шум в очереди при получении пищи, выход из строя, опоздание в строй — пленные систематически избивались палками, без разбора виновности”.

    Аналогичные показания, иллюстрируемые фактами зверств немцев над военнопленными, дали и другие быв. военнослужащие Красной Армии.

    Керперт, Куновский, Лянгхельд и Медер в совершенных ими преступлениях виновными себя признали.

    Следствие по делу продолжается.


    Мною поставлен вопрос перед Правительством о целесообразности организации по делу гласного процесса, с освещением его в печати.

    Абакумов 

    ЦА ФСБ РФ, ф. 14, on. 5, д. 1, л.228-235 (подлинник)
    *******************

    Докладная записка В. Абакумова А. Вышинскому о зверском отношении немецких военнослужащих к советским военнопленным 

    2 сентября 1943 г.

    Совнаркому Союза ССР товарищу Вышинскому [1]

    В середине января 1943 года, сжимая кольцо окружения вокруг 6 германской армии, наши войска захватили находившийся у села Алексеевка под Сталинградом пересыльный лагерь военнопленных, так называемый «Дулаг-205». На территории лагеря и близ него были обнаружены тысячи трупов военнопленных красноармейцев и командиров, умерших от истощения и холода, а также освобождено несколько сот истерзанных, истощенных от голода и до крайности измученных быв. военнослужащих Красной Армии. 

    В связи с этим Главным управлением «Смерш» [2] было произведено расследование, в процессе которого выявлено, что немецкие офицеры и солдаты, выполняя установки германского военного командования, относились к военнопленным издевательски, зверски истребляли их путем массовых избиений и расстрелов, создавали невыносимые условия содержания в лагере и морили голодом. Также установлено, что подобное зверское отношение немцев к военнопленным имело место и в лагерях военнопленных в Дарнице под Киевом, Дергачах близ Харькова, в Полтаве и Россоши. 

    Непосредственными виновниками гибели советских людей являлись находящиеся в настоящее время под следствием в Главном управлении «Смерш»:

    Керперт Рудольф, бывший комендант лагеря «Дулаг-205», полковник германской армии, 1886 года рождения, уроженец Судетской области (Германия), из купеческой семьи. В плен взят 31 января 1943 года в г. Сталинграде. 
    Фон Куновский Вернер, бывший обер-квартирмейстер 6 германской армии, подполковник германской армии, 1907 года рождения, уроженец Силезии, дворянин, сын генерал-майора германской армии. В плен взят 31 января 1943 года в г. Сталинграде. 
    Лянгхельд Вильгельм — бывший офицер контрразведки (абвер-офицер) при лагере «Дулаг-205», капитан германской армии, 1891 года рождения, уроженец гор. Франкфурт-на-Майне, из семьи чиновника, член национал-социалистской партии с 1933 года. В плен взят 31 января 1943 года в г. Сталинграде. 
    Медер Отто, бывший адъютант коменданта лагеря «Дулаг-205», обер-лейтенант германской армии, 1895 года рождения, уроженец Эрфуртского округа (Германия), член фашистской партии с 1935 года. В плен взят 31 января 1943 года под Сталинградом. 
    Показаниями Куновского, Лянгхельда и Медера установлено, что существовало прямое указание высшего командования германской армии об истреблении советских военнопленных — офицеров и рядовых, как людей «неполноценных». 

    Так, бывший офицер контрразведки при лагере капитан Лянгхельд на допросе 1 сентября 1943 года показал: 

    «Немецкое командование рассматривало русских военнопленных, как рабочий скот, необходимый для выполнения различных работ. Русских военнопленных, содержавшихся в Алексеевском лагере «Дулаг-205», как и в других немецких лагерях военнопленных, кормили впроголодь лишь для того, чтобы они могли на нас работать. 

    ...Зверства, которые мы чинили над военнопленными, были направлены на истребление их, как лишних людей. Кроме того, я должен сказать, что в своем поведении с русскими военнопленными мы исходили из особого отношения ко всем русским людям, существовавшего в немецкой армии. 

    В германской армии по отношению к русским существовало убеждение, являющееся для нас законом: «Русские — неполноценный народ, варвары, у которых нет никакой культуры. Немцы призваны установить новый порядок в России». Это убеждение было привито нам германским правительством. Мы знали также, что русских людей много и их необходимо уничтожить как можно больше, с тем чтобы предотвратить возможность проявления какого-либо сопротивления немцам после установления нового порядка в России. 

    ...Издевательства над русскими военнопленными чинились как солдатами, так и офицерами германской армии, имевшими какое-либо отношение к военнопленным». 

    Этим объясняется, что в Алексеевском лагере, рассчитанном на 1200 человек, было заключено до 4000 советских военнопленных, размещенных в невероятной тесноте и в жутких антисанитарных условиях. 

    Как показали немецкие офицеры Керперт, Куновский, Лянгхельд и Медер, советские военнопленные, находясь в «Дулаге-205», кормились впроголодь, а с начала декабря 1942 года командование 6 германской армии, в лице начальника штаба генерал-лейтенанта Шмидта, совершенно прекратило снабжение лагеря продовольствием, вследствие чего среди военнопленных возникла массовая смертность на почве голода. С 5 декабря 1942 года смертность среди военнопленных от голода достигала 50-60 человек в день, и к моменту освобождения лагеря войсками Красной армии погибло около 3000 человек. 

    Бывший обер-квартирмейстер 6 германской армии подполковник Куновский на допросе 25-26 августа 1943 года показал: 

    «...Я лично, так же как и начальник штаба 6 германской армии генерал-лейтенант Шмидт, как и другие германские офицеры, относился к советским военнопленным, как к людям неполноценным. 

    Когда военнопленные, будучи измучены голодом, потеряли для нас ценность, как рабочая сила, по моему мнению ничего не мешало нам расстрелять их. Правда, военнопленные расстреляны не были, но они были уморены голодом. Цель была достигнута. Свыше 3000 человек, которые могли в связи с разгромом 6 германской армии выйти на свободу — нами истреблены.

    Я думаю, что и те немногие военнопленные, что остались живы, никогда не смогут восстановить своего здоровья и останутся калеками на всю жизнь». 

    Бывший комендант лагеря Керперт на допросе от 23 июля с. г. показал:

    «...Военнопленные были размещены в невероятной тесноте. Они лишены были совершенно возможности лежать и спали сидя... 

    ...С 5 декабря 1942 года среди военнопленных начался настоящий голод, на почве чего среди них наступила большая смертность. С 10 декабря ежедневно умирало около 50 человек. Трупы военнопленных, умерших за ночь, ежедневно утром выбрасывались из землянок, увозились за пределы лагеря и закапывались». 


    Алексеевка, «Дулаг-205» 


    Это же подтверждает обер-лейтенант Медер, который также заявил, что о создавшемся положении в лагере он неоднократно докладывал обер-квартирмейстеру 6 германской армии Куновскому, который однако никаких мер к снабжению питанием лагеря не принимал и однажды сказал Медеру, что пленных необходимо перестрелять. Медер на допросе 27августа 1943 года показал:

    «...Полковник Керперт ни разу не поехал в штаб армии для того, чтобы лично потребовать продовольствие для военнопленных, а писал лишь докладные записки о голоде и смертности в лагере. Эти записки он через меня и других сотрудников лагеря посылал в штаб Куновскому. 

    ...5 или 6 декабря 1942 года, во время одного из докладов Куновскому, я спросил его, не следует ли мне поговорить о положении в лагере с начальником штаба армии. На это Куновский мне ответил, что начальник штаба отсутствует и вообще непосредственное обращение излишне, так как он сам докладывает командованию. На мой категорический вопрос: «Что же нам прикажете делать через два дня, когда у военнопленных не будет ни одного грамма питания?», — Куновский пожал плечами и сказал: «Придется тогда военнопленных перестрелять». Тогда в лагере было еще около 4000 военнопленных». 

    Продолжая свои показания, Куновский по этому вопросу заявил, что о состоянии в лагере он информировал начальника штаба 6 германской армии генерал-лейтенанта Шмидта, но вместе с тем они никаких мер для облегчения участи военнопленных не предпринимали. Кроме того, Керперт, Лянгхельд и Медер показали, что германские офицеры и солдаты избивали советских военнопленных за незначительные проступки, за вялость в работе, а также и без всяких провинностей. 

    Военнопленных, доведенных голодом до сумасшествия, во время раздачи пищи, приготовленной из разной падали, травили собаками для водворения «порядка». Лянгхельд рассказал, что, производя допросы военнопленных, он сам, его фельдфебель и переводчик, в целях получения у них военно-разведывательных данных, избивали русских военнопленных. Также систематически избивала военнопленных охрана лагеря — солдаты и офицеры. 

    Лянгхельд признался, что он провоцировал через свою агентуру попытки к бегству военнопленных, в результате чего они были расстреляны. Подобная практика насилий, издевательств, убийств и провокаций широко применялась не только в Алексеевском лагере, но также, как это известно Куновскому, Лянгхельду и Медеру, — и в других лагерях военнопленных.

    Лянгхельд показал:

    «Обыкновенно я избивал военнопленных палками диаметром 4-5 см, но это было не только в Алексеевке. Я работал в других лагерях военнопленных: в Дарнице близ Киева, Дергачах близ Харькова, в Полтаве и в Россоши. Во всех этих лагерях практиковалось избиение военнопленных. Избиение военнопленных являлось обычным в германской армии. 

    ...В Полтавском лагере, германские солдаты из числа охраны стреляли из мелкокалиберных винтовок в военнопленных за то, что они мочились не в том месте, где это было предусмотрено». 


    Раненые советские бойцы в немецком лагере, 1942г.(Фото обнаружено у немецкого офицера,взятого в плен под Сталинградом.) 


    О зверском обращении к военнопленным со стороны германских властей Куновский показал:

    «Весной 1942 года в Харькове, в лагерях военнопленных свирепствовал сыпной тиф. Карантинные меры обеспечены не были, и в этих лагерях возникла высокая смертность. Об этом мне докладывали врачи. 

    ...Советские военнопленные работали на восстановлении железнодорожной станции Чир. По сообщению командира батальона, руководившего этими работами, среди военнопленных, вследствие истощения, возникли болезни и высокая смертность. 

    Бесчеловечно и преступно германские военные власти относились также и к мирному населению оккупированных областей. Так, например, в июне 1942 года из Харькова на работу в Германию направлялись мобилизованные рабочие. Транспортировка этих рабочих производилась в жутких условиях. Питание было исключительно плохое, а в вагонах отсутствовала даже солома, чтобы рабочие во время длительного пути могли прилечь».

    Адъютант коменданта лагеря «Дулаг-205» Медер, будучи допрошен, показал:

    «...До мобилизации в армию я проживал в г. Бурге, куда для сельскохозяйственных работ привозили русских военнопленных. Эти военнопленные были крайне истощены и измучены. Судя по тому, что русские солдаты, которых мне впоследствии приходилось видеть, выглядели упитанными и здоровыми, я полагаю, что военнопленные, прибывавшие к нам в Бург, в лагерях и во время транспортировки питались исключительно плохо. 

    ...В Алексеевке, в «Дулаге-205», где я служил, было несколько злых собак. Собаки использовались для наведения порядка среди военнопленных. Во время раздачи пищи (когда еще работали кухни) военнопленные выстраивались в очередь, чтобы получить немного похлебки. Иногда голодные люди (некоторые из них от голода доходили до сумасшествия) нарушали очередь, тогда собаководы натравливали на них собак». 

    В процессе следствия по делу Керперта, Куновского, Лянгхельда и Медера, в Сталинградском спецлагере были установлены и допрошены бывшие военнослужащие Красной Армии — Крупаченко К.С., Писановский К.К., Касинов И.Д., Кучеряев С.М. и Алексеев А.А., которые длительный период времени, находясь в плену у немцев, содержались в «Дулаге-205». Указанные лица показали о массовой смертности среди военнопленных от голода и зверского обращения к русским военнопленным со стороны германского командования. 

    Так, быв. военнослужащий Красной Армии Алексеев А.А. на допросе 10 августа 1943 года показал: 

    «...В лагере была большая смертность, причиной этому было следующее: военнопленным за все время моего пребывания в лагере вовсе не выдавалось хлеба, воды... 

    Вместо воды выгребали грязный окровавленный снег в зоне лагеря, после чего были массовые заболевания военнопленных. Медицинская помощь отсутствовала. Я лично имел 4 раны и несмотря на мои неоднократные просьбы — помощь оказана не была, раны гноились. Немецкие часовые стреляли в военнопленных без предупреждения. Я лично сам видел, как один военнопленный, фамилию его не знаю, во время раздачи пищи, пытался ножом отрезать клочок лошадиной шкуры — был замечен часовым, который в упор выстрелил в военнопленного и застрелил его. Таких случаев было много. 

    Спали на земле в грязи, от холода согреться абсолютно не было места. Валенки и теплую одежду у воен¬нопленных отбирали, взамен давали рваную обувь и одежду, снятую с убитых и умерших... 

    Многие из военнопленных, не перенеся ужасов обстановки лагеря, сошли с ума. Умирало в день по 150 человек, а в первых числах января 1943 года в один день умерло 216 человек, о чем я узнал от работников санчасти лагеря. Немецкое командование лагеря травило собаками — овчарками военнопленных. Собаки сбивали с ног ослабевших военнопленных и таскали их по снегу, а немцы стояли и над ними смеялись. В лагере практиковались публичные расстрелы военнопленных...» 

    Быв. военнослужащий Красной Армии Касинов И.Д. на допросе 23 июля 1943 года показал:

    «...В лагере военнопленных за малейшие нарушения: шум в очереди при получении пищи, выход из строя, опоздание в строй — пленные систематически избивались палками, без разбора виновности».

    Аналогичные показания, иллюстрируемые фактами зверств немцев над военнопленными, дали и другие быв. военнослужащие Красной Армии. 

    Керперт, Куновский, Лянгхельд и Медер в совершенных ими преступлениях виновными себя признали. 

    Следствие по делу продолжается. Мною поставлен вопрос перед Правительством о целесообразности организации по делу гласного процесса, с освещением его в печати. 

    Абакумов 

    ЦА ФСБ РФ, ф. 14, оп. 5, д. 1, л. 228-235 (подлинник) 
    Источник:
    Сталинградская эпопея: документы НКВД и военной цензуры. М.:"Звонница-МГ",2000

    Ссылки по тексту
    1. Вышинский А.Я. (1883-1954) - в 1939 - 1944 гг. заместитель председателя СНК СССР, в 1940 - 1946 гг. первый заместитель наркома иностранных дел СССР. 

    2. «Смерш» — «смерть шпионам». Главное управление контрразведки «Смерш» в составе НКО СССР было создано в соответствии с постановлением ГКО от 14 апреля 1943 г. 


    Похожие материалы:




    Категория: История | Добавил: admin (26.07.2011)
    Просмотров: 3137 | Теги: История | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Поиск
    ДК "Горьковский"



    В Доме культуры создается театр моды! Ждём молодых, творческих, активных. Тел. 8 927 517 40 76

    Творческая, неравнодушная, молодёжь поселка отзовитесь! Мы ждем вас в молодёжном клубе Дома культуры!!! 8 961 073 80 33

    Дом культуры приглашает детей от 7 лет в фольклорный вокальный ансамбль!!! Занятия 2 раза в неделю на бесплатной основе! Справки 89608875414
    Дорогие друзья,приглашаем ваших детей записываться в кружки и студии нашего Дома Культуры! Студия "Юный художник" платно, с 4 лет 8 9377043648; Танцевальная мастерская "Кудесники"платно, с 4 лет 8 9884988745; Творческая студия "Музыкальная шкатулка" с 7 лет, платно 8 9023119824; Театр моды "Воображалы" с 7 лет бесплатно 8 9275174076; Театральная студия, с 14 лет бесплатно 89199838861. Можете оставить контактные данные на вахте Дома Культуры!
    Сегодня скачивали

    Best Of Classic Music (2016)
    Best Of Classic Music (2016)
    Классическая музыка


    Piano Love Songs - The Best Romantic Piano Music for Lovers (2015)


    Шедевры инструментальной музыки 8CD (2016)


    Ссылки
    Фотографируй с нами
    Сайт Свято-Ольгинского прихода
    Статистика

    Онлайн всего: 3
    Гостей: 3
    Пользователей: 0

    Сегодня нас посетили:


    Rambler's Top100
     34-pro studio © 2017